​Ювеналы Удмуртии. Проба пера. Часть 1



Прогрессивная западная тенденция под названием «ювенальная юстиция» добралась, теперь, и до Удмуртии. И если до недавнего времени можно было с некой долей надежды говорить, что эдакая зверюга здесь не водится, то теперь – увы, мы знаем, что есть и у нас такая дичь.

Произошла эта история в посёлке Ува, одном из районных центров Удмуртской Республики. Особую пикантность всей этой ситуации придаёт то, что всё это происходит на фоне объявленной президентом Российской Федерации борьбы с ювенальным злом, которое подчас творят отдельные нечистые на руку работники МВД и Минсоцзащиты. Делается это ими, как правило, в угоду корыстным интересам – т.н. создания и эксплуатации рынка усыновления детей и рынка сопровождения семей, изображаемых вышеозначенными органами неблагополучными, и об этом очень хорошо и подробно пишет А.Коваленин в своей статье «О «ювенальной юстиции», парламентских слушаниях и позиции РВС» в газете «Суть Времени» за № 206 от 02.12.2016 г.

Что двигало работниками этих ведомств в нашем конкретном случае – это вопрос, на который ещё предстоит ответить. На данный же момент сообщаю, что окончен суд об ограничении в родительских правах, родителей незаконно отобранных детей. В иске Администрации МО «Увинский район» отказано, и дети, после трёхмесячных мытарств по больницам и социально-реабилитационным центрам, к своей огромной радости и радости родителей наконец вернулись домой.

Корни этой жуткой истории тянутся из далёкого времени. Восемь лет назад, когда родился старший из детей Ярослав, между его матерью Натальей и бабушкой начали возникать конфликты на почве его воспитания. Бабушку не устраивало всё. Ни как одевала его мама, ни как кормила, потом, когда он подрос, протестовала против занятий хоккеем, предполагая, что это вредит его здоровью. Знакомая ситуация, не правда ли? Однако всё бы ничего, если б бабушкина заботливость ограничивалась лишь перепалками с дочерью. Характер таков, что не мытьём, так катаньем, непременно захотелось забрать обоих уже на тот момент внуков под свою опеку. А кто может в этом помочь? Конечно комиссия по делам несовершеннолетних!

И вот в 2013 году бабушка идёт и пишет, что её дочь бьёт сына, не кормит детей, оставляет одних и прочее, и прочее. Прошу, мол, обсудить её на комиссии. Так было написано первое письмо, которое позже заботливо приложили к иску об ограничении прав. Конечно по этому обращению была проведена проверка, которая не показала никаких нарушений, но это не важно, если дело ведут ювеналы.

С той поры и до конца 2016 года бабушка ограничивалась лишь устными жалобами, но под новый год видимо решила сделать себе подарок, и воспользовавшись минутой большой ссоры между супругами, взяла внука за руку и привела вместе с папой Андреем и дедушкой в Отдел по делам несовершеннолетних.

Милые бранятся, только тешатся. Некоторые бранятся больше, некоторые меньше. Я всегда думала, что если в семье конфликт и её членам тяжело его преодолеть самостоятельно, то для сохранения семьи нужно им помочь, чтобы люди вспомнили, что любят и уважают друг друга, чтобы дети росли в счастливой полной семье. Но, видимо, некоторые инспектора по делам несовершеннолетних, сотрудники отделов опеки и МВД такими категориями вообще не судят. Для них ничего не стоит пустить семью под нож, основываясь на ложном доносе. Ничего не стоит, глядя в глаза судье и всем остальным участникам процесса, в т.ч. несчастным родителям, врать и затягивать дело, плюя на детей с высокой колокольни, будучи их «защитниками» по должности.

Да, работник Отдела опеки и попечительства – начальник этого отдела Аитова В.Г., понимая, что сфабрикованное инспектором по делам несовершеннолетних майором Дьячковой Н.В. точно по заветам ведомства бригаденфюрера Мюллера, дело разваливается после вмешательства РВС, сознательно затянула судебный процесс на полтора месяца.

Итак, бабушка привела внука, и «заведённых» мужа и зятя в ПДН, где все четверо, включая восьмилетнего мальчика, расписались под объяснениями против Натальи, написанными почти под копирку с объяснения бабушки. В них в основном повторялось то, что было написано бабушкой в 2013 году, но основной акцент ставился на том, что мать систематически избивает и унижает сына.

Ярослав опрашивался без присутствия законных представителей (т.е.родителей) и, положенной в таких случаях видеозаписи – и то и другое незаконно. При опросе присутствовала бабушка, не являющаяся законным представителем, согласно Семейному кодексу Российской Федерации. И вот мы видим листы, написанные взрослой тётей инспектором, подписанные неумелой рукой второклассника, где «со слов» мальчика инспектор в частности пишет вот что: «Помню мне было 6 лет <…>. Дома мы одни находились около 4 часов <…>. Мама пришла около 20 часов…». Как вам такой перл? Ребёнок не только точно разбирался во времени в шесть лет, но и по прошествии двух лет почасово помнит хронологию событий!

Отец и дед, в принципе, дали те же самые объяснения, но позже на суде выяснилась интересная подробность. Давая свидетельские показания, майор Дьячкова сказала, хотя её никто не спрашивал и это могло бы так и остаться тайной, что помимо всего прочего посоветовала деду в конце объяснений добавить от себя собственной рукой, что он просит лишить дочь родительских прав. А когда после Дьячковой в зал суда был приглашён дед, и его попросили это разъяснить, он просто сказал: «Так она мне сама диктовала!» Ещё до суда дед, и отец поняли, что совершили страшную ошибку, в результате которой могут навсегда лишиться детей и внуков. Они отказались от своих объяснений, данных в ПДН и начали изо всех сил защищать Наталью.

http://r-v-s.su/statia/yuvenaly-udmurtii-proba-pera-chast-1#

09:45
146

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Защита от спама
Загрузка...